alt

10 гениальных цитат Януша Корчака о том, как правильно воспитывать ребёнка

Этот польский педагог не бросил своих воспитанников, ребят из детского дома, когда пришли нацисты. Корчак был с ними до последнего и пошёл вместе с детьми в газовую камеру.

Он как никто другой много и искренне говорил о любви и уважении к ребёнку, о том, как важно ценить и беречь наших детей.

1. Судить о ребёнке по двум полярно противоположным типам детей – всё равно что на основании свойств кипятка и льда говорить о воде. В шкале сто градусов, где на ней место нашего ребёнка? Но мать должна знать, что в её ребёнке заложено от рождения, а что выработано упорным трудом, и должна помнить, что всё, достигнутое тренировкой, настоянием, насилием – недолговечно, непрочно, обманчиво. А когда послушный, «хороший» ребёнок вдруг становится упрямым и непослушным, не стоит сердиться, что ребёнок таков, каков он есть на самом деле.

2. Когда ребёнок должен ходить и говорить? — Когда ходит и говорит. Когда должны резаться зубы? — Именно тогда, когда режутся. И темечко должно зарастать только тогда, когда оно зарастает. И спать ребёнок должен столько, сколько ему нужно, чтобы выспаться. Но ведь нам известны эти нормы. В любой популярной брошюре переписаны из справочников эти мелкие истины для всех детей разом и враки — для твоего одного.

3. Меня не касается, маленький кто-либо или большой и что говорят про него другие: красив, некрасив, умён, глуп; меня не касается даже, хорошо ли учится, хуже меня или лучше; девочка это или мальчик. Для меня человек хорош, если хорошо относится к людям, если не желает и не делает зла, если он добрый.

4. Современное воспитание требует, чтобы ребёнок был удобен. Шаг за шагом оно ведёт к тому, чтобы его нейтрализовать, задавить, уничтожить всё, что есть воля и свобода ребёнка, закалка его духа, сила его требований и стремлений.

5. Нищий распоряжается милостыней, как заблагорассудится, а у ребёнка нет ничего своего, он должен отчитываться за каждый даром полученный в личное пользование предмет. Нельзя порвать, сломать, запачкать, нельзя подарить, нельзя с пренебрежением отвергнуть. Ребёнок должен принять и быть довольным. Всё в назначенное время и в назначенном месте, благоразумно и согласно предназначению. Может быть, поэтому он так ценит ничего не стоящие пустячки, которые вызывают у нас удивление и жалость: разный хлам — единственная по-настоящему собственность и богатство — шнурок, коробок, бусинки.

6. Неблагодарный. Разве земля благодарит солнце за то, что оно светит? Дерево — семечко, из которого оно выросло? А разве соловей посвящает свои трели матери за то, что та когда-то обогревала его собой? Отдаёшь ли ты ребёнку то, что сам получил от родителей, или одалживаешь на время, тщательно учитывая и подсчитывая проценты? Разве любовь – услуга, которую можно оплатить?

7. Ребёнок не лотерейный билет, на который должен пасть выигрыш в виде портрета в зале заседаний магистрата или бюста в фойе театра. В каждом есть своя искра, которую может высечь кремень счастья и правды, и, может, в десятом поколении, она вспыхнет пожаром гениальности и, прославив собственный род, осветит человечество светом нового солнца. Ребёнок – это не почва, возделываемая наследственностью для посева жизни, мы можем лишь способствовать росту того, что яростно и настойчиво начинает рваться к жизни в нём ещё до его первого вздоха.

8. Неужели мы не понимаем, что, лаская ребёнка, это мы принимаем его ласку, беспомощно прячемся в его объятия, ищем защиты и прибежища в часы бездомной боли, бесхозной покинутости – слагаем на него тяжесть страданий и печалей.

9. Когда я с детьми, я их спутник, а они мои спутники. Мы разговариваем или же молчим. (Мешают те, кто жаждет верховодить.) На часах моё время и их время, когда мы вместе; наше общее счастливое время жизни — моё и их. Оно не вернётся…

10. Ребёнок словно весна. То солнце выглянет и тогда ясно и очень весело и красиво. То вдруг гроза блеснет молния, и ударит гром. А взрослые, словно всегда в тумане. Тоскливый туман их окружает. Ни больших радостей, ни больших печалей. Всё как-то серо и серьёзно. Ведь я помню. Наша радость и тоска налетают как ураган, а их  еле плетутся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + 17 =